Берлину


Дождь убаюкивает боль.
Под ливни опускающихся ставень Сплю.
Вздрагивающих асфальтов вдоль
Копыта — как рукоплесканья.

Поздравствовалось — и слилось.
В оставленности златозарной
Над сказочнейшим из сиротств
Вы смилостивились, казармы!